В эпоху безденежья, являются ли микрозаймы решением?

Иллюстрация банкнот и монет

Когда в 2013 году тайфун Хайян разрушил центральную часть Филиппин, Бернадет Кабусог была одной из многих людей, чья жизнь перевернулась с ног на голову. Ее небольшое хозяйство было разрушено, а вместе с ним и основные средства обеспечения ее семьи. «Это было самое тяжелое время в нашей жизни», — вспоминает она. «Все наши овощи были уничтожены. Нам очень нужна была помощь».

Кабусог по совету соседа из своей деревни в сельской провинции Себу обратилась в Lamac, местный сельскохозяйственный кооператив. Lamac одолжил ей около 450 долларов на повторную посадку салата, огурцов и помидоров, позволив отложить половину возврата долга до тех пор, пока она снова не встанет на ноги. «Я была так благодарна им за то, что они помогли мне. Я чувствовала, что у Бога есть для меня какая-то цель», — говорит она.

Семь лет спустя Кабусог только что вернула Ламаку свой пятый кредит в размере 1900 долларов, который пошел на удобрения и другое сельскохозяйственное оборудование. Она продает свою продукцию через кооператив и нанимает двух человек. Часть денег пойдет на оплату труда еще нескольких работников, которых она планирует нанять в этом году.

В то время как Ламак взяла кредит на покупку оборудования для фермерских хозяйств, она была вынуждена работать в кооперативе.

В то время как ее кредитом управляла Ламак, средства были получены от Lendwithcare, одного из нескольких некоммерческих сайтов микрофинансирования, где мелкие инвесторы могут помочь предпринимателям в развивающихся странах путем краудфандинга.

pic

Бернадет Кабусог Фотография: CARE International

Миллионы людей в развивающихся странах зависят от микрозаймов, чтобы получить средства для развития бизнеса или просто остаться на плаву в трудные времена. А благодаря цифровым платформам, смартфонам и свободному движению глобального капитала все большее число людей в богатом мире используют свои деньги, чтобы вытащить других из нищеты.

В течение десятилетия и в течение нескольких лет микрозаймы выдавались в развивающихся странах.

За десять с лишним лет своего существования некоммерческие микрокредиторы превратились в большой бизнес. Согласно данным за 2018 год, компания Kiva, лидер рынка, базирующаяся в Кремниевой долине, инвестировала около 158 млн долларов США (120 млн фунтов стерлингов) 639 000 кредиторов в более чем 400 000 заемщиков.

По данным за 2018 год, компания Kiva является одним из лидеров рынка.

Более скромная, но не менее впечатляющая компания Lendwithcare предоставила кредиты на общую сумму 27 млн фунтов стерлингов 127 000 заемщиков. Среди недавних целей финансирования — пекарь в Эквадоре, желающий заменить миксер, вышивальщица в Пакистане, желающая запастись тканью, и водитель такси в Руанде, надеющийся приобрести новый мопед — именно такие небольшие индивидуальные предприятия могут существенно изменить жизнь бедных сообществ.

Как и в случае с Kendwithcare, это не так просто.

Как и в случае с Kiva и Lendwithcare, инвесторы не могут получать прибыль — поэтому после достижения целевых показателей финансирования сайты могут беспроцентно выплачивать микрозайм. Когда (а иногда и если) кредит возвращается, кредиторы могут забрать свои первоначальные инвестиции — но большинство в итоге возвращают их в новый проект.

Микрофинансирование было задумано как решение проблемы бедности в мире путем предоставления жителям развивающихся стран надежного доступа к кредитам и другим финансовым продуктам. Но за 15 лет, прошедших с тех пор, как эта идея прижилась, вопрос, который постоянно мучает этот сектор, заключается в том, работает ли он в действительности.

По некоторым показателям крайняя бедность, похоже, сокращается. Согласно последним оценкам ООН, в 2015 году 10% населения мира жили на уровне или ниже установленной Всемирным банком черты крайней бедности в 1,90 доллара в день — по сравнению с 16% в 2010 году и 36% в 1990 году. Но насколько эта тенденция объясняется влиянием микрофинансирования? Сектор микрофинансирования превратился в финансового гиганта: по оценкам Всемирного банка, общий объем займов, выданных 120 миллионам заемщиков в 2018 году, составил $112 млрд.

.

Но доктор Филипп Мадер, научный сотрудник Института исследований развития, который много занимался изучением этого сектора, говорит, что, хотя микрофинансирование создало больше финансовых продуктов в развивающихся странах и стимулировало щедрость богатого мира, нет четких доказательств того, что микрозаймы в среднем выводят людей из бедности.

«Всегда найдутся исключительные люди, для которых кредит стал единственным прорывным фактором, но большинство людей просто не являются прирожденными предпринимателями», — говорит Мадер. «Они делают это, чтобы свести концы с концами, и в конце следующего года они окажутся там же, где были раньше. Некоторые люди окажутся в худшем положении. Кредиты рискованны. Это важно учитывать.»

Это признает и Аджаз Ахмед Хан, старший советник по микрофинансированию в Care International, головной организации Lendwithcare. «Я работаю в этом мире уже 30 лет, но я никогда не был убежден, что что-то одно является панацеей», — говорит он. «Бедность слишком сложна, чтобы одно простое вмешательство могло все исправить».

pic

Предприниматели в Бангладеш возвращают микрозаймы. Фотография: Karen Kasmauski/Getty Images/Science Faction

Kiva — самый «умный» из сайтов микрофинансирования, предлагающий умопомрачительно глянцевый каталог проектов, отсортированных по различным категориям, странам и признакам, все иллюстрировано историями и фотографиями. Понятно, что это ощущение связи между кредитором и заемщиком является важной составляющей стремления инвестировать.

Но на самом деле это не так.

Но реальность зачастую гораздо сложнее — то, что изначально может быть неочевидным для кредитора. На самом деле, как, например, Cabusog и Lendwithcare, заемщики и краудфандинговые сайты связываются через местные партнерские микрофинансовые организации (МФО), которые выполняют основную работу по оценке кредитоспособности и выдаче займов. Чтобы оплатить эту работу, большинство МФО взимают с заемщиков проценты, часто по самым разным ставкам.

Более того, многие из них взимают проценты с заемщиков.

Кроме того, многие кредиторы с удивлением обнаруживают, что деньги, собранные краудфандингом на Lendwithcare или Kiva, часто уже находятся в кармане заемщика, одолженные местной МФО задолго до того, как цель займа была достигнута. На это есть веские практические причины, объясняет Кэти Гуис, директор Kiva по партнерским инвестициям. «Часто у заемщиков возникают срочные финансовые потребности, например, для покупки скоропортящихся товаров для перепродажи», — говорит она. «Поэтому предпринимателям приходится ждать два или три месяца, пока Kiva отправит эти деньги партнеру [МФО], что на самом деле не принесет никакой пользы».

Но все же реальность такова, что во многих случаях индивидуальные инвестиции кредитора просто направляются в общий портфель партнерской МФО, а не непосредственно получателю займа. И Kiva, и Lendwithcare указывают это мелким шрифтом на своих сайтах, причем Kiva, в частности, в прошлом обвиняли в недостаточной ясности в этом вопросе. Просто все не так просто, как может показаться на первый взгляд.

В чем преимущество?

Вы когда-нибудь задумывались, почему вы так мрачно смотрите на мир — даже в то время, когда человечество никогда не было таким здоровым и процветающим? Может быть, это потому, что новости почти всегда мрачные, сфокусированные на конфронтации, катастрофах, антагонизме и обвинениях?

Эта серия является противоядием, попыткой показать, что надежды много, поскольку наши журналисты обследуют планету в поисках пионеров, первопроходцев, передового опыта, невоспетых героев, идей, которые работают, идей, которые могли бы работать, и инноваций, время которых, возможно, уже пришло.

Читатели могут рекомендовать другие проекты, людей и достижения, о которых мы должны рассказать, связавшись с нами по адресу theupside@theguardian.com

.

В конце концов, имеет ли это значение? Голди Чоу, директор Kiva по вопросам влияния, говорит, что чувство связи является ключевым фактором в желании давать взаймы. «Kiva — это платформа для демократизации импакт-инвестирования», — говорит Чоу. «Когда вы заходите на сайт, он выглядит очень простым, очень чистым и очень легким. Но дело в том, что для управления займами на сумму 150 млн долларов, которые мы выдаем каждый год, нам необходимо иметь действительно серьезные системы, рычаги и процессы мониторинга».

Хотя работа, выполняемая местными МФО, в целом необходима и требует значительных затрат, недобросовестная деятельность некоторых операторов также бросает тень на отрасль. Недавнее расследование, проведенное Guardian в отношении программы микрофинансирования, осуществляемой в Сьерра-Леоне компанией Brac, крупнейшей в мире НПО, показало, что ее сотрудники не смогли полностью объяснить заемщикам суть кредитов или убедиться, что они могут позволить себе выплаты.</p

В прошлом году в докладе Licadho, одной из ведущих правозащитных организаций Камбоджи, были приведены многочисленные примеры того, как МФО наживаются на заемщиках. В нем подробно описана широко распространенная практика безрассудного кредитования со стороны местных кредитных сотрудников, которые предлагали кредиты клиентам, явно не способным их погасить, и на которых затем оказывалось давление с целью продажи земли для погашения долга. Также выяснилось, что не менее миллиона камбоджийских заемщиков были вынуждены предлагать свои земли или дома в качестве залога МФО.

Среди недавних целей финансирования Lendwithcare — водитель мототакси в Руанде, надеющийся приобрести новый мопед. Фотография: Anadolu Agency/Getty Images

Кива и Lendwithcare утверждают, что принимают строгие меры, чтобы избежать столкновения с подобной недобросовестной практикой. Хан говорит, что партнеры МФО Lendwithcare, как правило, являются неправительственными организациями и кооперативами, а их визиты с целью проверки благонадежности обычно длятся от семи до 10 дней, включая полный анализ политики и процедур. «Иногда, несмотря на все исследования и посещения стран, мы принимаем решение не продолжать работу», — говорит он, приводя в качестве примера недавние визиты в Танзанию, Гватемалу и Египет.

На своем сайте компания Kiva заявляет, что не будет сотрудничать с организациями, которые взимают необоснованные процентные ставки, и что она требует от партнеров на местах полного раскрытия информации о своих ставках. «Kiva сотрудничает только с теми организациями и микрофинансовыми учреждениями, которые выполняют социальную миссию по обслуживанию бедных, не имеющих банковских счетов и не получающих услуг», — говорится в заявлении.

.

Если недобросовестные МФО часто воспринимаются как проблема, можно ли обойтись без них? Примерно в 2006 году Джулии Курния пришла в голову именно такая мысль во время работы в небольшой НПО в Сенегале, когда она на собственном опыте убедилась, насколько дорогими могут быть микрозаймы для заемщиков.

«Мы начали работу по предоставлению микрозаймов.

«Мы основали банк микрофинансирования и наняли кредитного специалиста», — вспоминает она. «Он должен был ездить по деревням и собирать деньги. Это было очень дорого по сравнению с небольшими размерами займов. Но даже несмотря на то, что мы старались быть настолько экономными, насколько могли — я работала там в качестве волонтера, — мы никогда не могли снизить операционные расходы ниже трети от стоимости займов».

В результате Курния основал Zidisha, сервис однорангового кредитования, который полностью исключает посредников, используя дешевые услуги денежных переводов с мобильных телефонов для прямого соединения заемщика с кредитором. Заемщики платят Zidisha 5% комиссию для покрытия операционных расходов, но это все. С момента своего основания в 2009 году компания выдала около 16,7 млн. долларов США более чем 380 000 членам.

С момента своего основания компания выдала около 16,7 млн. долларов США.

pic

Микрофинансовый кредит помог Марии Джафон начать свой бизнес по продаже обуви во Фритауне, Сьерра-Леоне. Фотография: Jake Lyell/Alamy Stock Photo

Zidisha использует алгоритмы для оценки потенциальных заемщиков на предмет риска невозврата и возможного мошенничества: «Это главная проблема, которую мы должны решить как интернет-сервис, не имеющий людей на местах», — говорит Курния. Она признает, что отсутствие посреднической МФО может привести к более высокому риску дефолта, хотя, по ее словам, Zidisha предлагает кредиторам гарантию на сумму до 1000 долларов США.

Традиционные микрокредиторы, как и традиционные микрозаймовые компании, не хотят, чтобы заемщик получал деньги в долг.

Традиционные микрокредиторы считают, что использование больших данных станет ключом к снижению стоимости займов в развивающихся странах. Kiva использует технологию блокчейн в Сьерра-Леоне для создания онлайн-базы идентификационных данных, чтобы соискатели займов вне официальной банковской системы могли подтвердить свою кредитную историю.

«Если смотреть со стороны, многие люди считают, что в мире, где нет банков, экономическая активность минимальна», — говорит главный стратег Kiva Мэтью Дэви. «На самом деле, там очень активный финансовый сектор. Проблема в том, что вся активность в этом секторе никогда не дает вам кредит, когда вы переходите к формальным финансовым услугам».

По-прежнему остается открытым вопрос: действительно ли микрофинансирование достигает цели избавления людей от бедности? Как и в случае с различными моделями выдачи займов, ответ на этот вопрос сложен. «В целом, я согласен, что это трудно доказать», — говорит Хан. Он отмечает, что Lendwithcare старается дополнить свои кредиты рядом других финансовых услуг, включая сбережения и обучение, чтобы воздействие не ограничивалось только кредитами.

В течение пяти лет компания Lendwithcare предоставляла кредиты на различные цели.

За последние пять лет компания Lendwithcare в сотрудничестве с Портсмутским университетом пыталась измерить воздействие своей работы. Она обнаружила, что, например, в Пакистане доход семей с низким доходом, которым она оказывает поддержку, вырос на 30,7% с 2015 года. Результаты выглядят обнадеживающе, но даже здесь, по словам Хана, к ним следует относиться с осторожностью, поскольку Ахуват, партнер МФО в Пакистане, не взимает проценты по займам в соответствии с исламской практикой. «Результаты в Зимбабве, где сложилась сложная экономическая ситуация, были весьма неоднозначными», — признает он.

В конечном итоге, филантропическое инвестирование в такой форме является лишь одним из множества вариантов, открытых для людей, желающих помочь в борьбе с бедностью — и это включает в себя просто дарение денег нуждающимся людям или на благие цели.

В эпоху безденежья, являются ли микрозаймы решением?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх